Вересковые поля

Мистера Лаффи трудно было назвать хорошим водителем. Он слишком быстро ездил и слишком резко совершал повороты. Джулиан с тревогой оглядывался на прицеп, в котором подпрыгивали тюки с вещами, грозясь вывалиться на дорогу. Джулиан постучал мистера Лаффи по плечу и попросил:

– Сэр, а нельзя ли сбавить скорость? Прицеп трясётся на ухабах, и к нашему приезду на место он может оказаться пустым.

– Ёлки-моталки! Я совсем забыл, что у нас прицеп! – воскликнул мистер Лаффи и поехал медленнее. – Ты мне напоминай, пожалуйста, если скорость превысит пятьдесят километров в час. А то, помнится, в прошлый раз я растерял по дороге половину вещей. Не хотелось бы вновь оконфузиться.

Джулиан немного успокоился, но то и дело поглядывал на спидометр и, когда стрелка заходила за оговоренное значение, трогал водителя за плечо.


Между тем мистер Лаффи чувствовал себя совершенно счастливым. Как школьник, он не любил учебный год и обожал каникулы, потому что преподавание отвлекало от общения с любимым миром насекомых. А теперь – красота! – он едет в компании четырёх симпатичных детишек на вересковые поля, где полным-полно пчёл и шмелей, жуков, бабочек и прочих обожаемых насекомых особей. Мистер Лаффи намеревался просветить детей в своей любимой области, о чём они даже не подозревали, а то, наверное, пришли бы в ужас.

Лаффи был человек презабавной наружности. Карие и добрые, как у обезьяны, глаза, кустистые брови, густая, спутанная шевелюра, неухоженные, неопрятной формы усы, большой нос, который мог бы придать лицу угрожающий вид, если б не огромное количество торчащих из ноздрей волосков, а в довершение образа – добродушная ямочка на округлом подбородке.

А уши – Энн не переставала удивляться, какие у мистера Лаффи были уши – большие и загнутые вперёд, причём он умел шевелить почему-то одним только правым ухом, левым не получалось. И одежда, хоть и придавала учителю уютный вид, всегда оказывалась слишком большого для него размера.

Дети любили Лаффи несмотря ни на что. Этот странный забывчивый добрый чудак мог быть и свирепым как лев. Историю про забияку Тома Киллина ребята услышали от Джулиана, он им часто её пересказывал. Однажды мистер Лаффи увидел, как Том обижает в раздевалке новенького мальчишку из младших классов: вцепившись в его ремень, Том таскал беднягу по кругу и всё никак не отпускал. Увидев это, Лаффи взревел словно дикий лев, схватил обидчика за пояс, поднял его над полом и повесил за ремень на крюк вешалки. «Вот и виси тут, пока кто-нибудь не сжалится и не снимет тебя! – гневно произнёс Лаффи. – Или ты думал, у меня не хватит сил проучить тебя?»


С этими словами он взял за руку перепуганного мальчугана и вывел его из раздевалки, а Том висел на самом верхнем крючке, не в силах высвободиться, да и никто из ребят, заходивших переодеться после футбола, не смог бы приподнять такого громилу. «Потом крючок просто сломался под его весом, а иначе этот забияка Том так и висел бы там до скончания веков, – иронично заключил Джулиан. – Ну старина Лаффи даёт! Глядя на него, не скажешь, что он может быть таким грозным!»

Энн обожала эту историю, и с тех пор мистер Лаффи стал в её глазах настоящим героем. Поэтому сегодня она с удовольствием ехала рядом с ним на переднем сиденье и болтала о том о сём. Остальные дети теснились сзади, и Тимми оттоптал им все ноги. Джордж категорически отказалась пустить пса к себе на колени, потому что он слишком жаркий, и Тимми пришлось довольствоваться малым: поставив передние лапы на открытое окно, он смотрел на пробегающий мимо пейзаж.

В половине двенадцатого остановились, чтобы перекусить. Мистер Лаффи стараниями своей супруги запасся большим количеством вкуснейших сандвичей.


– Дольки огурчиков, засоленных в винном соусе. Ветчина, салат латук, сваренные вкрутую яйца. Ну, мистер Лаффи, наши сандвичи не чета вашим! – воскликнула Энн и навалилась сразу на два разных сандвича.

Ребята успели проголодаться в дороге и ели с таким аппетитом, аж за ушами трещало. Самый последний кусочек обязательно доставался Тимми, и он жадно наблюдал, кто из детей готов с ним поделиться. Мистеру Лаффи было невдомёк, что всё из еды обязательно идёт на пробу Тимми, поэтому, когда старик потянулся к очередному сандвичу, собака аккуратно забрала у него из рук угощение. Лаффи был крайне изумлён, но в хорошем смысле этого слова.

– Какой умный пёс, – сказал он, поглаживая Тимми по загривку. – Знает чего хочет и добивается своего. Молодец!

Джордж была польщена. Уж она, как никто другой, считала своего Тимми самой умной собакой на свете, и многие события были тому подтверждением. Тим понимал каждое произнесённое слово, каждый жест – и за что его гладят, тоже прекрасно понимал. А если уж говорить о том, чтобы присматривать за четырьмя детьми, охранять их, – от Тимми было толку больше, чем от рассеянного мистера Лаффи.

Еду запивали имбирным лимонадом, а потом все ели крупные спелые сливы. Сливы Тима не интересовали, но капли пролитого лимонада он с удовольствием слизывал с травы. Подъев разбросанные крошки, он отправился к маленькой речушке, чтобы утолить жажду.


Потом все вернулись в машину и поехали дальше. Энн сразу же уснула. Вскоре и Дик стал зевать и тоже задремал. А Джордж и Тимми спать вовсе не хотели, в отличие от Джулиана. Но Джулиан должен был следить за спидометром: поднабравшись сил после сытного перекуса, Лаффи то и дело норовил прибавить газу.

– Теперь до самого лагеря едем без остановок, – произнёс звонким голосом мистер Лаффи, от которого Дик резко проснулся и подскочил. – На месте мы будем примерно в полшестого. Вон, видите, как там всё полыхает лиловым цветом? Это и есть вереск.

И все, кроме Энн, которая продолжала спать, увидели на возвышенности по левую сторону от дороги бесконечные вересковые поля; они заползали всё выше и ближе к горизонту, отливая вдали оттенками фиолетового.

– Сейчас мы свернём налево, чтобы попасть вон туда, – пояснил мистер Лаффи и резко повернул руль, отчего багаж в прицепе опять стал бешено подпрыгивать. – Ну вот, смотрите какая красота!

Машина медленно шла в гору среди необъятного сиреневого пространства. Они миновали два небольших домика, а в отдалении, на пригорках, были видны ещё несколько ферм. Кругом паслись овцы, и некоторые с любопытством провожали машину взглядом.


– Ещё километров тридцать пути, – произнёс мистер Лаффи и вдруг резко нажал на тормоз. Посреди дороги стояли две большие овцы. – Эти красотки решили посплетничать в самом неподходящем месте. Эй, позвольте-ка проехать, барышни!

Тимми залаял, пытаясь выбраться из машины через окно, и только тогда овцы сошли с дороги. Когда машина затормозила, от сильного качка вперёд Энн сразу же проснулась.

– Какая жалость, что я тебя разбудил, – добродушно сказал мистер Лаффи. Он лишь на секунду отвлёкся от дороги, и машина чуть не свалилась в кювет, но мистер Лаффи успел вовремя вырулить. – Ничего, Энн, мы почти приехали.

Машина медленно ползла в гору, и на лице уже чувствовался прохладный ветерок. Кругом царствовал и благоухал вереск, вдоль кромки полей били источники, журчали ручейки, иногда «перебегая» дорогу.

– Здесь очень вкусная вода, – сказал мистер Лаффи. – Чистая как слеза и холодная как лёд. Возле стоянки тоже есть источник.

Джулиан отметил про себя, что это здорово облегчает им жизнь, ему и Дику не придётся таскать воду в парусиновых вёдрах на большие расстояния.

Впереди показалась развилка. Правая дорога была асфальтовой, а левая – грунтовой.


– Нам сюда, – сказал мистер Лаффи и крутанул руль влево. Ехал он медленно, и дети могли всё внимательно рассмотреть.

Прямо в поле возвышалась большая серая скала, и мистер Лаффи остановился возле неё.

– Машину я брошу здесь, скала послужит хорошим укрытием и от дождя, и от ветра. А лагерь разобьём вон там.

Этот участок покатого склона был огорожен высокими зарослями можжевельника, и, куда ни глянь, всюду буйство красок вереска. Джулиан одобрительно кивнул. Отличное место. Можжевельник образовывал защиту от ветра, и вообще тут было уютно.

– Прекрасно, сэр, – сказал Джулиан. – Перекусим сначала и чайку или сразу начнём распаковываться?

– Сначала чай. Я взял с собой отличную походную плитку. Всё лучше, чем костёр, на котором и кастрюли, и чайник сразу покроются копотью. Но пока обойдёмся лимонадом.

– Ой, и у нас тоже есть плитка, – сказала Энн, выбираясь из машины. – Ну и красотища! И этот вереск, и солнышко, и ветерок. А тот домик в стороне – мы туда будем ходить за продуктами?

Если встать спиной к лагерю, то можно было увидеть на холме небольшую ферму. У подножия паслись четыре коровы и лошадка. Сбоку был разбит сад, а перед ним, ближе к дому, – овощные грядки. Очень странно было видеть посреди этого дикого места такой аккуратный, возделанный клочок земли.


– Это ферма Олли, – пояснил мистер Лаффи. – Я тут был три года назад, с тех пор хозяева сменились. Надеюсь, они такие же милые, как и прежние. Ну так как, дети, у нас что-нибудь осталось из еды?

Рачительная Энн предусмотрительно припасла сандвичи и вкусный пирог. Все расселись на траве и принялись за еду, запивая лимонадом. Ребята сосредоточенно жевали, любуясь природой, бабочками, добродушно жужжащими пчёлами. Тимми терпеливо ждал своей законной порции и смешно крутил мордой, наблюдая за пчёлами, которых налетело целое облако.

– Ну что, давайте ставить палатки, – сказал наконец Джулиан, когда с едой было покончено. – Дик, пойдём поможешь мне. Мистер Лаффи, мы не хотели бы сидеть у вас на голове, и вряд ли вам понравится, что рядом шумная орава. Где вы предполагаете поставить свою палатку?

Лаффи хотел было признаться, что, наоборот, он бесконечно рад оказаться в компании четверых ребят и собаки и что для него, чем ближе он будет к ним, тем лучше, но потом вдруг подумал, что детям, возможно, это совсем не нужно. Им захочется побеситься, подурачиться, а его присутствие будет только сковывать их. И он решил не навязываться.


– Я поставлю палатку вон возле того куста. А вы оставайтесь тут. Эти заросли всех укроют от ветра, и на таком расстоянии мы не будем друг другу мешать.

– Как скажете, сэр, – согласился Джулиан. Вместе с Диком они принялись за дело, которое, впрочем, превратилось в весёлое занятие. Тим, как всегда, болтался у них под ногами и даже утащил важную верёвку для крепежа, но никто его за это особенно не ругал.

Ближе к сумеркам на траве уже были разбиты три палатки, на полу постелены коврики, а уже на них раскатаны спальники.

– Ну, я, пожалуй, буду укладываться, – сказал мистер Лаффи. – У меня уже глаза слипаются. Хороших вам снов, дети.

Широко зевнув, Лаффи отправился к своей палатке. Вскоре стала зевать и Энн, а потом и все остальные.

– Давайте и мы на боковую, – предложил Джулиан. – Каждому по плитке шоколада и немного печенья, чтобы похрумкать перед сном. Девчонки, спокойной ночи. Какое счастье будет проснуться завтра в этом прекрасном месте!

Мальчики ушли к себе, а девочки с Тимми – к себе. Сняв одежду, Джордж с Энн нырнули в мягкие тёплые спальники.

– Класс! – счастливо вздохнула Джордж, спихивая с себя Тимми. – В жизни не чувствовала себя так уютно. Тимми, прекрати! Не карабкайся мне на живот. Отползай к ногам. Вот так, молодец.


– Спокойной ночи, – сонно пробормотала Энн. – Ой, Джордж, а через сетку сверху видны звёзды! Какие огромные!..

Но Джордж ничего не успела ответить про звёзды: устав за день, она мгновенно уснула. Тим приподнял одно ухо и добродушно рыкнул – это он так пожелал Энн спокойной ночи. Потом, положив морду на лапы, тоже уснул.

«Первый день в лагере, – блаженно подумалось Энн. – Разве я смогу уснуть?! Буду всю ночь смотреть на звёзды и вдыхать вересковые ароматы».

Но через секунду она уже спала мертвецким сном.

kartaslov.ru

Из вереска напиток
Забыт давным-давно.
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.
В котлах его варили
И пили всей семьей
Малютки-медовары
В пещерах под землей.
Пришел король шотландский,
Безжалостный к врагам,
Погнал он бедных пиктов
К скалистым берегам.
На вересковом поле
На поле боевом
Лежал живой на мертвом
И мертвый — на живом.
Лето в стране настало,
Вереск опять цветет,
Но некому готовить
Вересковый мед.
В своих могилках тесных,
В гора.
моря крутому
Их привели на допрос,
Но ни один из пленных
Слова не произнес.
Сидел король шотландский,
Не шевелясь, в седле.
А маленькие люди
Стояли на земле.
Гневно король промолвил:
— Пытка обоих ждет,
Если не скажете, черти,
Как вы готовили мед!
Сын и отец молчали,
Стоя у края скалы.
Вереск звенел над ними,
В море — катились валы.
И вдруг голосок раздался:
— Слушай, шотландский король,
Поговорить с тобою
С глазу на глаз позволь!
Старость боится смерти.
Жизнь я изменой куплю,
Выдам заветную тайну! —
Карлик сказал королю.
Голос его воробьиный
Резко и четко звучал:
— Тайну давно бы я выдал,
Если бы сын не мешал!
Мальчику жизни не жалко,
Гибель ему нипочем.
Мне продавать свою совесть
Совестно будет при нем.
Пускай его крепко свяжут
И бросят в пучину вод,
А я научу шотландцев
Готовить старинный мед!
Сильный шотландский воин
Мальчика крепко связал
И бросил в открытое море
С прибрежных отвесных скал.
Волны над ним сомкнулись.
Замер последний крик…
И эхом ему ответил
С обрыва отец-старик.
— Правду сказал я, шотландцы,
От сына я ждал беды.
Не верил я в стойкость юных,
Не бреющих бороды.
А мне костер не страшен.
Пускай со мной умрет
Моя святая тайна —
Мой вересковый мед!

pikabu.ru

Пятый день путешествия по Великобритании.  Англия : CockermounthHawes (северный Йоркшир) — Whitby (столица fish and chips) — York

Пейзажи графства северный Йоркшир это зеленые холмы и это сиреневые холмы. Просто приятное место. Можно остановиться в каком-нибудь пабе на окраине деревни, а лучше оставить машину на стоянке и пройтись по холмам пешком, вдыхая пьянящий аромат цветущего вереска и травы…. Жаль, что земля здесь в большинстве случаев — частная собственность. Однако есть два парка Йоркшил Дэйлс и Йоркшир Мурс

Уитби и вересковые поля Йоркшир

Просмотреть увеличенную карту

Уитби и вересковые поля Йоркшир

 

И вспоминаются стихи Роберта Стивенсона, услышанные когда то давно в детстве, прочитанные под печальную музыку в мультфильме:

Из вереска напиток
Забыт давным-давно.
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.
В котлах его варили
И пили всей семьей
Малютки-медовары
В пещерах под землей.

Уитби и вересковые поля Йоркшир

 

Ну а наш путь лежит в город Уитби (Whitby). В путеводителе про него написано, что много рыбаков там, можно поесть копченую селедку. А уже в Великобритании я например видел в меню ресторана в Cockermounth строчку Whitby fish и это не смотря на то, что Ирландское море от Cockermounth находится в 15 км, а Whitby в 200. Значит есть там что-то такое, думал я. Так и оказалось: очень приятный город. Город, в котором идет настоящая жизнь, где старина — это старина, а не безжизненный музей. Где столько колоритных персонажей, что хочется ходить и ходить по улицам и набережной этого небольшого города.

Запарковать машину можно на верфи. Есть указатели — не ошибетесь. Лучше сразу рассчитывать часа на 4 хождений по городу. Придется подняться на холм, где находятся руины аббатства: сверху открывается замечательный вид на город

 

Уитби и вересковые поля Йоркшир

 

А ловят здесь не только (не столько) селедку, а краба. Краб гораздо дороже, поэтому рыбакам выгодно доставлять на рынок этот деликатес, ну а мне как приятно… Я очень люблю крабов. Поставив машину надо двигаться в сторону моста. Мост старинный, разводной. Около моста наверняка вы увидите, как любой желающий за 3 фунта (идет в фонд береговой охраны) может половить крабов. Для этого выдают нехитрую снасть: на конце веревки привязан марлевый, в который закладывается приманка. Не знаю, что — но на вид какая-то каша. Мешочек опускается на дно на шнуре прямо с набережной и остается ждать, пока краб зачепит мешок клешней и начнет тащить в сторону. В этот момент главное быстро выбрать шнур и поднять мешок с прицепившимся к нему клешней крабом на землю. Чуть промешкаешь — краб отпустит свою хватку и шлепнется обратно в воду

Уитби и вересковые поля Йоркшир

 

Уитби и вересковые поля Йоркшир«>

 

Уитби и вересковые поля Йоркшир«>

 

Уитби и вересковые поля Йоркшир«>

 

Уитби и вересковые поля Йоркшир«>

 

Уитби и вересковые поля Йоркшир«>

 

Для меня загадка, что они делают с этими крабами. Ну они совсем еще бэби или вернее сказать, что есть в нем нечего…
Перейдя через мост попадаем в царство ресторанов быстрого питания по-британски fish and chips. Я, если честно, не люблю этот британский фаст фуд, но когда все встречные-поперечные едят из пенопластовых коробочек, когда в воздухе пахнет едой — устоять невозможно

Уитби и вересковые поля Йоркшир

 

Уитби и вересковые поля Йоркшир

 

Уитби и вересковые поля Йоркшир

 

Стоит подняться к аббатству. Стоит ли лазить внутрь — не уверен. Для меня были интересны прежде всего улицы и народ. А народу было на улицах видимо-невидимо. Не помню какой день был…А! Суббота. Выходные. У меня спросили на фейсбуке, туристы это или местные. Я предполагаю, что большинство — туристы. Причем туристы — англичане. Просто из других городов

Вересковые поля

 

Уитби и вересковые поля Йоркшир«>

 

Уитби и вересковые поля Йоркшир«>

 

Для туристов городом приготовлено не только ловля краба, а так же морские прогулки на средневековом паруснике с мотором. Довольно шустро он ходит, скажу я вам.
Ну и рестораны, кафе, лотки со свежими морепродуктами: салат из краба в панцире, хвост лобстера, трубач, устрицы. Все это можно купить и на ходу съесть. Вот сейчас пишу — а ведь не спал всю ночь и дома еды нет. Пойду спущусь в паб Йоркшир (вот хохма то — в моем доме есть паб «Йоркшир» — абсолютно беспонтовый и дорогой. В Англии дешевле еда в ресторанах)

 

Уитби и вересковые поля Йоркшир«>

 

Уитби и вересковые поля Йоркшир«>

 

Уитби и вересковые поля Йоркшир«>

 

А вот этот персонаж мне очень понравился — колоритный и кладбище ему ко всему:

 

Уитби Англия

 

Ну и наконец могу резюмировать. Может быть нам повезло: была хорошая солнечная погода. Была суббота. Был август — период отпусков… все может быть. Но город Whitby мне понравился больше других городов в Англии, в которых я был. Прежде всего если сравнивать его с древней столицей Англии — с Йорком. Может быть потому, что все здесь по-настоящему. Просто и вкусно, как у рыбаков.

Уитби Англия

 

Уитби Англия

 

Ну, а дальше был Йорк. Вернее Йорк будет на следующий день так как мне не удалось найти никакого жилья с субботы на воскресение в этом городе. Все было забито. Что ж, остановились в пригороде, в сторону Лидс. Не знаю, рекомендовать мне это место или нет — все же люди едут в Йоркшир ради Йорка, а не пригородов. И все же прислушайтесь к моему совету: съездите на денек в Whitby! — Точно не пожалеете!

На этом про Англию заканчиваю. А Йорк…. Ну вот есть у меня видеоклип из него. Вот считайте это отчетом из Йорка… Следующая часть — Уэльс, после обеда.

Уэльс — это глухомань, которая находится на западе Британии. То есть с востока я опять еду на запад. Но ничего — Великобритания это не Австралия — это всего лишь остров: Уэльс. Город с самым длинным названием

5/5 (2)

awd.ru

Изображение

В Северной Англии существует заповедник — национальный парк Йоркширские вересковые поля (Yorkshire Moors) Этот район привлекает завораживающей красотой пейзажей. Крутые горы и раскинувшиеся в долинах озёра вдохновляли многих художников и поэтов.

Изображение

Пора, пора в Британию, где в августе и начале сентября солнце восходит над уже цветущими вересковыми полями, в сиренево-розовый Уэльс и в Йоркширские парки, в вересковые пустоши Брайтона, предгорья и озера Шотландии, на меловые откосы, в леса и к маякам на самом краю земли в Корнуолле, туда, где скалистые горы, где спят облака, где в юности ранней резвится рек, где в поисках корма сквозь вереск густой птенцов перепелка ведет за собой. Писал Роберт Бернс, впечатленный цветением вереска.

Изображение

Самое крупное озеро Англии – Уиндермир — тоже расположено здесь. На его живописнейших берегах деревушки кажутся нарисованными. Лилово-фиолетовый «ковер», расстилающийся на бескрайних пустошах. Бескрайние вересковые поля производят незабываемое впечатление богатством красок.

Изображение

Вереск — удивительное растение. Если присмотреться к его веточке, незатейливые чешуевидные листочки и мелкие, похожие на колокольчики цветы скорее всего не вызовут восхищения. Но стоит попасть на заросшую кустарником поляну, переливающуюся всеми оттенками цвета, — и вы замрете от восторга в плотном облаке медового аромата, среди озабоченного жужжания пчел

Изображение

И вспоминаются стихи Роберта Стивенсона, услышанные когда то в детстве, прочитанные под печальную музыку в мультфильме:

Из вереска напиток
Забыт давным-давно.
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.
В котлах его варили
И пили всей семьей
Малютки-медовары
В пещерах под землей.

ИзображениеИзображение

Терпкий вересковый мед одних гурманов очаровывает буквально сразу же. Есть и те, кто на дух не переносит горечь вкуса верескового меда. Впрочем, истинные знатоки в Великобритании столь высоко ценят этот мед, что за ним закрепилось название «медовый Роллс-Ройс». Происхождение этого меда ясно уже из названия: пчелы изготавливают вересковый мед из нектара, который берут на ветвистом вечнозеленом кустарнике вереска обыкновенного.

Изображение

Есть старая легенда. После того как Бог создал Шотландию — с ее неприступными скалами, бескрайними пустошами и холмами,— он поочередно просил могучий дуб, благоуханную жимолость и красавицу розу поселиться в здешних местах, но и дуб, и жимолость, и роза отказались.

Изображение

Слишком уж суровым, слишком угрюмым получился этот край. Согласился лишь скромный кустарник — низкорослый, с крохотными цветами — вереск. Возрадовался Господь и наградил мужественное растение силой дуба, благоуханием жимолости, нежностью и сладостью розы. А люди выбрали скромный кустарник своим талисманом. И пока существует Шотландия, вереску — цвести!

Изображение

Благодаря знаменитой балладе Стивенсона это растение для многих ассоциируется с Шотландией. Между тем дикий вереск растет и занимает огромные площади не только на Британских островах, но и в Северо-Западной и Северной Европе, в Сибири и Малой Азии.

Изображение

Вереск относится к числу цветковых растений, но когда этот кустарничек не цветет, он скорее похож на какой-то хвойник. Листья его чрезвычайно мелкие и короткие, по виду напоминают иглы кипариса, можжевельника, хвойной ели, причем так же, как у ели, листья-хвоинки вереска не опадают на зиму. Они сохраняются на растении несколько лет, и зимуют верески зелеными.

Изображение

Когда во второй половине лета вереск зацветает, все пространство становится розово-сиреневым от его цветков. Цветет вереск долго, более двух месяцев, до самых холодов, и даже после того, как цветение заканчивается, усохшие цветки не меняют окраску.

Изображение

www.wolfnight.ru

Роберт Льюис Стивенсон писал не только прозу, но и баллады. стихи!

Вересковый мёд
(перевод С.Маршака)

Из вереска напиток
Забыт давным-давно.
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.
В котлах его варили
И пили всей семьей
Малютки-медовары
В пещерах под землей.

Пришел король шотландский,
Безжалостный к врагам,
Погнал он бедных пиктов
К скалистым берегам.
На вересковом поле
На поле боевом
Лежал живой на мертвом
И мертвый — на живом.

Лето в стране настало,
Вереск опять цветет,
Но некому готовить
Вересковый мед.
В своих могилках тесных,
В горах родной земли
Малютки-медовары
Приют себе нашли.

Король по склону едет
Над морем на коне,
А рядом реют чайки
С дорогой наравне.
Король глядит угрюмо:
«Опять в краю моем
Цветет медвяный вереск,
А меда мы не пьем!»

Но вот его вассалы
Приметили двоих
Последних медоваров,
Оставшихся в живых.
Вышли они из-под камня,
Щурясь на белый свет, —
Старый горбатый карлик
И мальчик пятнадцати лет.

К берегу моря крутому
Их привели на допрос,
Но ни один из пленных
Слова не произнес.
Сидел король шотландский,
Не шевелясь, в седле.
А маленькие люди
Стояли на земле.

Гневно король промолвил:
— Пытка обоих ждет,
Если не скажете, черти,
Как вы готовили мед!
Сын и отец молчали,
Стоя у края скалы.
Вереск звенел над ними,
В море — катились валы.

И вдруг голосок раздался:
— Слушай, шотландский король,
Поговорить с тобою
С глазу на глаз позволь!
Старость боится смерти.
Жизнь я изменой куплю,
Выдам заветную тайну! —
Карлик сказал королю.

Голос его воробьиный
Резко и четко звучал:
— Тайну давно бы я выдал,
Если бы сын не мешал!
Мальчику жизни не жалко,
Гибель ему нипочем.
Мне продавать свою совесть
Совестно будет при нем.
Пускай его крепко свяжут
И бросят в пучину вод,
А я научу шотландцев
Готовить старинный мед!

Сильный шотландский воин
Мальчика крепко связал
И бросил в открытое море
С прибрежных отвесных скал.
Волны над ним сомкнулись.
Замер последний крик…
И эхом ему ответил
С обрыва отец-старик.

-Правду сказал я, шотландцы,
От сына я ждал беды.
Не верил я в стойкость юных,
Не бреющих бороды.
А мне костер не страшен.
Пускай со мной умрет
Моя святая тайна —
Мой вересковый мед!

HEATHER ALE
A GALLOWAY LEGEND

From the bonny bells of heather
They brewed a drink long-syne,
Was sweeter far than honey,
Was stronger far than wine.
They brewed it and they drank it,
And lay in a blessed swound
For days and days together
In their dwellings underground.

There rose a king in Scotland,
A fell man to his foes,
He smote the Picts in battle,
He hunted them like roes.
Over miles of the red mountain
He hunted as they fled,
And strewed the dwarfish bodies
Of the dying and the dead.

Summer came in the country,
Red was the heather bell;
But the manner of the brewing
Was none alive to tell.
In graves that were like children’s
On many a mountain head,
The Brewsters of the Heather
Lay numbered with the dead.

The king in the red moorland
Rode on a summer’s day;
And the bees hummed, and the curlews
Cried beside the way.
The king rode, and was angry,
Black was his brow and pale,
To rule in a land of heather
And lack the Heather Ale.

It fortuned that his vassals,
Riding free on the heath,
Came on a stone that was fallen
And vermin hid beneath.
Rudely plucked from their hiding,
Never a word they spoke:
A son and his aged father —
Last of the dwarfish folk.

The king sat high on his charger,
He looked on the little men;
And the dwarfish and swarthy couple
Looked at the king again.
Down by the shore he had them;
And there on the giddy brink —
«I will give you life, ye vermin,
For the secret of the drink.»

There stood the son and father
And they looked high and low;
The heather was red around them,
The sea rumbled below.
And up and spoke the father,
Shrill was his voice to hear:
«I have a word in private,
A word for the royal ear.

«Life is dear to the aged,
And honour a little thing;
I would gladly sell the secret,»
Quoth the Pict to the King.
His voice was small as a sparrow’s,
And shrill and wonderful clear:
«I would gladly sell my secret,
Only my son I fear.

«For life is a little matter,
And death is nought to the young;
And I dare not sell my honour
Under the eye of my son.
Take him, O king, and bind him,
And cast him far in the deep;
And it’s I will tell the secret
That I have sworn to keep.»

They took the son and bound him,
Neck and heels in a thong,
And a lad took him and swung him,
And flung him far and strong,
And the sea swallowed his body,
Like that of a child of ten; —
And there on the cliff stood the father,
Last of the dwarfish men.

«True was the word I told you:
Only my son I feared;
For I doubt the sapling courage
That goes without the beard.
But now in vain is the torture,
Fire shall never avail:
Here dies in my bosom
The secret of Heather Ale.»

tatianawhite.tourister.ru

Легенды о цветах. Вереск

Чтобы разнообразить свой участок в это время года, сажают вереск. Обильно цветение вереска приходится на осень, когда многие растения давно отцвели. Ароматные цветки приковывают взгляды и радуют сердца дачников. И кажется, что лето продолжается.

Что такое вереск обыкновенный? Это низкорослый вечнозеленый кустарник компактного размера с медленнорастущими побегами. На побегах располагаются неимоверно ароматные цветочки, привлекающие пчел на ваш участок. Давно уже известно, что он является хорошим медоносом. Сорта отличаются по сроком цветения. Посадив на участке разные сорта, вы сможете любоваться цветением этого растения с начала лета по конец осени.

Какие сорта вереска зимуют в Подмосковье

Климат в Средней Полосе страны сильно различается каждый год — бывают теплые зимы или слишком холодные и бесснежные.

Чтобы гарантировано растение перенесло зиму, рекомендуется высаживать холодостойкие сорта. К ним относятся:

Аллегро — компактный и плотный кустик с карминово-красным цветением. В длину побеги достигают 50 см. В ширину разрастается до половины метра. Отлично переносит морозные зимы, особенно под укрытием.

Вересковые поля

Альба Плена — небольшой кустик (до 50 см в высоту) с длительным периодом цветения (до 2-х месяцев). Радует садоводов наличием снежно-белых цветов и махровыми листочками. Устойчив к сильным перепадам температур в зимний период. Гарантированно переносит зиму под укрытием.

Вересковые поля

Боскоп — низкорослый сорт вереска (до 0.4 м). Притягивает взгляды садоводов, красивыми цветами с розоватым оттенком и листочками ярко-медного цвета. Цветет один месяц — с начала по конец сентября. Хорошо справляется с московскими морозами.

Вересковые поля

Способы размножения вереска

Один из самых популярных способов разведения садовой культуры на участке — покупка саженца с последующей посадкой. При наличии в огороде нескольких кустиков, возможно размножить их самостоятельно, используя следующие способы:

  1. Деление материнского куста — самый легкий, популярный метод размножения. Выкопайте осенью куст из земли, очистите корешки от земли и разделите на маленькие части. Каждую часть посадить на участок.
  2. Посев семенами — один самых трудоемких методов. Используется в основном для выведение новых сортов. Декоративные признаки материнского растения не наследуются молодым кустикам.
  3. Черенкование пользуется популярностью у садоводов, которые не хотят повреждать вереск, используя метод размножения делением куста. Обрезанные верхушечные побеги, укорачивают до четырех сантиметров в длину и высаживают во влажный питательный грунт. Держат в помещении при температуре не менее 20 градусов. Высаживают весной.

Посадка вереска садового

Вересковые поля

Растение легко переносит пересадку с одного места на другу. В особом уходе не нуждается. Но требователен к составу почвы — хорошо растет на дренируемом (рыхлом) и кислом грунте. При обеспечении нужного грунта, растение хорошо развивается и радует из года в год, красивыми цветением. Рекомендуемое время для высадки весной — конец апреля, а осенью — начало октября. Технология посадки вереска:

  1. На сухом солнечном месте, выкопайте большую ямку, размером в 5 раз больше корневой системы. Между ямками делайте пропуск, не менее 30 см.
  2. Посадочную яму заполните плодородной смесью для вереска. Отличный вариант — это верховой торф. Если торфа нет, то подойдет следующий субстрат: смешать песок, торф и перегной из древесной коры, в пропорции — 1:3:2.
  3. Поставьте кустик в яму расправив корни и засыпьте земляной смесью. Обильно полейте водой, для увлажнения почвы.
  4. Чтобы сохранить влагу, замульчируйте почву вокруг саженцев торфом или хвой. Желательно выбирать мульчирующие материалы, повышающие кислотность почвы.

На участке глинистая почва? Тогда рекомендуется сделать дренаж для корневой системы. Посадочную яму наполните дренажным материалом — средние кусочки битого кирпича или керамзит, а лишь потом засыпьте слой земли.

Уход

Вересковые поля

Неприхотливое растение — вереск обыкновенный, в особом уходе не нуждается.

Летом следите за влажностью почвы — в сухую погоду поливайте каждый день, в пасмурную пару за в неделю. Весной, для лучшего роста и цветения, подкармливают растения гранулированными или жидкими удобрениями.

Хотя садовая культура хорошо переносит зимы с умеренной минусовой температурой, все же не лишним будет укрытие на зиму. Поздней осенью, присыпают приствольный круг землей или укрывают лапником. Весной укрытие убирают.

Подробнее о посадке и уходе за вереском, рассказано в видео:

Из этой статьи вы узнали, что в условиях Подмосковья, можно вырастить вереск на своем участке и наслаждаться красивыми цветением из года в год.

ege-kras.ru

Это не писательница, а поэт, но.. .

«Вересковый мёд» ( шотландская баллада Роберта Стивенсона в переводе С. Маршака)

Из вереска напиток
Забыт давным-давно.
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.

В котлах его варили
И пили всей семьей
Малютки-медовары
В пещерах под землей.

Пришел король шотландский,
Безжалостный к врагам,
Погнал он бедных пиктов
К скалистым берегам.

На вересковом поле,
На поле боевом
Лежал живой на мертвом
И мертвый — на живом.
_______

Лето в стране настало,
Вереск опять цветет,
Но некому готовить
Вересковый мед.

В своих могилках тесных,
В горах родной земли
Малютки-медовары
Приют себе нашли.

Король по склону едет
Над морем на коне,
А рядом реют чайки
С дорогой наравне.

Король глядит угрюмо:
«Опять в краю моем
Цветет медвяный вереск,
А меда мы не пьем! »

Но вот его вассалы
Приметили двоих
Последних медоваров,
Оставшихся в живых.

Вышли они из-под камня,
Щурясь на белый свет, —
Старый горбатый карлик
И мальчик пятнадцати лет.

К берегу моря крутому
Их привели на допрос,
Но ни один из пленных
Слова не произнес.

Сидел король шотландский,
Не шевелясь, в седле.
А маленькие люди
Стояли на земле.

Гневно король промолвил:
«Пытка обоих ждет,
Если не скажете, черти,
Как вы готовили мед! »

Сын и отец молчали,
Стоя у края скалы.
Вереск звенел над ними,
В море катились валы.

И вдруг голосок раздался:
«Слушай, шотландский король,
Поговорить с тобою
С глазу на глаз позволь!

Старость боится смерти.
Жизнь я изменой куплю,
Выдам заветную тайну! » —
Карлик сказал королю.

Голос его воробьиный
Резко и четко звучал:
«Тайну давно бы я выдал,
Если бы сын не мешал!

Мальчику жизни не жалко,
Гибель ему нипочем.. .
Мне продавать свою совесть
Совестно будет при нем.

Пускай его крепко свяжут
И бросят в пучину вод —
А я научу шотландцев
Готовить старинный мед!.. »

Сильный шотландский воин
Мальчика крепко связал
И бросил в открытое море
С прибрежных отвесных скал.

Волны над ним сомкнулись.
Замер последний крик.. .
И эхом ему ответил
С обрыва отец-старик:

«Правду сказал я, шотландцы,
От сына я ждал беды.
Не верил я в стойкость юных,
Не бреющих бороды.

А мне костер не страшен.
Пускай со мной умрет
Моя святая тайна —
Мой вересковый мед! «

otvet.mail.ru


Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector